В день рождения отца слово «рак» впервые обожгло мне душу. То есть я и до этого знал, что это страшная болезнь, но как и все особенн - rita.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Когда мама задала мне вопрос: «Почему мы должны знать историю своей... 1 15.99kb.
От Канта к Круппу Почему Канта? 1 178.35kb.
Исследователь: Шведчикова Дарья, 6-а класс. Котельникова Е. 1 249.25kb.
Закруткин Виталий Матерь Человеческая 12 1178.25kb.
Людей в условиях высокогорья вследствие падения парциального давления... 2 392.15kb.
Мне казалось, что я собака, которую бьют палками, что я обезьяна... 2 588.11kb.
Дорогой Фредди и Хауард! 1 17.87kb.
"вклада в русскую культуру". Про Горького сказал, что пьесы его забудут... 1 47.74kb.
Задание Подростковый возраст самый трудный из всех детских возрастов. 1 67.42kb.
Профилактика туберкулёз – это инфекционное заболевание. Возбудителем... 1 43.59kb.
Об острие, произойти религиозное взаимоопределение. Это не может... 1 80.21kb.
Закон Кемеровской области от 17. 10 1 137.7kb.
Публичный отчет о деятельности моу кассельская сош 2 737.71kb.
В день рождения отца слово «рак» впервые обожгло мне душу. То есть я и до этого знал - страница №1/1

Онкологическая апатия
В день рождения отца слово «рак» впервые обожгло мне душу. То есть я и до этого знал, что это страшная болезнь, но как и все особенно не задумывался почему. Почему болезнь, которую лечат, называют страшной. Теперь знаю.

Она становится частью человека, управляет им, выматывая и его и его близких. Поэтому с раковым больным нужно ходить к врачам в прямом смысле слова за ручку, иначе он, хотя и знает, что болен, старается избежать лечения, обследования, как маленький ребенок отказывается есть… И нельзя поддаваться на слова «я устал», «зачем ты меня насилуешь», «на сегодня все».

Еще она страшная, потому, что ее трудно диагностировать. В больнице нам сказали, что для того, чтобы поставить диагноз «рак» им нужно найти раковую клетку. Что же говорить про нас, обывателей. Есть признаки, но можно ли их назвать симптомами?

Во-первых, боли – они есть не всегда. Кроме того, их можно объяснить другой природой. Тогда начитается лечение другой болезни, например, остеохондроза. И физиотерапия начинает помогать опухоли расти.

Во вторых называют «необъяснимую потерю веса» но потерю веса можно объяснить тысячей причин: отсутствие аппетита, усталость, нагрузки, нервы…Можно скорее говорить о немотивированной потере веса, то есть о том, что человек худеет не предпринимая для этого усилий. Сам он заметить этого не может, да и те, кто его видит постоянно, этого не замечают. Значит комплименты о том, как человек похудел должны настораживать.

В третьих – анализы на онкомаркеры. Хотя и они ничего не гарантируют: онкомаркеры есть разные, они «отвечают» за разные виды рака и могут давать положительные результаты под действием других причин. Но, по-видимому, начиная с какого-то возраста, их нужно регулярно сдавать, а уж если есть какие-то поводы, для подозрений, то нужно немедленно заставить человека сдать кровь.

Наконец, рак плохо лечится. То есть, говорят, что он сравнительно хорошо лечится на ранних стадиях, если удается их застать.

Официально у нас есть три основных метода: хирургия, химиотерапия и радиотерапия. Но на поздних стадиях врачи не особенно берутся применять свои методы. Их можно понять: ведь вероятность, что операция поможет, уже невелика, а если больной умрет, то родственники этого же хирурга обвинять будут. Ну, или химиотерапевта. Не важно. Поэтому перед тем как что-то делать, в государственных учреждениях требуют пройти массу обследований, в том числе дублируя результаты, которые уже есть на руках. А на все это уходит время. Часть анализов устаревает, и их приходится переделывать. И когда все, наконец, собрано, следует ответ, что «операция не показана» или «химиотерапию больной не вынесет». В частных клиниках есть и другие методы: фотодинамическая терапия, иммунологическое лечение, омелотерапия, наверное, есть еще что-то. В государственной клинике про эти мне методы сказали, мол, не верьте им, ничего они не дают. В частной клинике сказали, что все очень индивидуально, кто-то быстро идет на поправку, кто-то медленно. Не могли же они сказать, что кто-то вообще не идет. Не хочу сказать, что метод не действует. На графике роста показателя онкомаркера четко виден перелом, ровно там, где началась фотодинамическая терапия. После этой терапии объем опухоли уменьшился. Но развитие метастазов продолжалось, возможно, что с меньшей скоростью (см. рисунок). Но делать операцию, химиотерапию или радиотерапию в частной клинике не могут. Не имеют права.



Можно лишь предположить, что если параллельно ходить в государственную клинику, и в частную, то шансов на успех будет больше.

Третья группа методов – это то, чего пока нет. То есть то, что существует на уровне первых публикаций, шума в интернете. Например, есть научные статьи о разрушении раковых клеток под действием вирусов. Но кто, на основании этого будет готов искать способы заразить близкого человека, например герпесом? Или разыскивать в Англии штамм неизвестного вируса?

Есть еще нетрадиционные методы. Возможно, что-то могут делать травники – это как доморощенная химиотерапия. Возможно, что-то дает диета. Есть экстрасенсы, которые говорят, что лечат рака. Наверное, что-то экстрасенсы могут: ослабить побочные явления, поддержать морально, но если они действительно передают человеку свою энергию, то опухоль ею прекрасно питается. Наверное, они действительно чувствуют какую-то связь с больным. Когда отец умер, экстрасенс, лечивший его, позвонил меньше чем через час (перед этим он уехал на две недели, и мы не могли с ним связаться) и предложил продолжить лечение. Я предложил ему приехать, если, он умеет воскрешать.

В общем, грустно. Хотя все и говорят, что при онкологии «пожара нет», потому, что развитие происходит довольно долго, время играет против…



И мы проигрываем.

Надо учиться жить дальше.