Рекомендации для ведения епархиальными отделами по религиозному образованию разъяснительной работы среди родителей школьников по выб - rita.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учебно-тематическое планирование по курсу «орксэ» модуль «Основы... 1 131.42kb.
Мероприятия в плане воспитательной работы на 2013-2014 учебный год... 1 22.53kb.
«Текстовая информация и компьютер» является важной и нужной, поэтому... 1 75.18kb.
Публичный отчёт директора школы №23 Порохня Н. И 1 194.49kb.
Направляем Рекомендации по использованию государственной символики... 1 214.7kb.
К модулю курса «орк и сэ» «Основы православной культуры». Представленный... 4 473.91kb.
· план работы классного руководителя по профилактике ддтт 1 53.58kb.
Программа курса Глава Понятие, законы, сущность культуры 7 697.74kb.
Анализ работы мбоу видновской сош №9 по пропаганде рационального... 1 63.26kb.
Программа работы интернет- клуба для родителей 1 73.62kb.
Требования, предъявляемые к выбору и оформлению контрольной работы... 1 85.42kb.
27 января день снятия блокады города Ленинграда (1944 год) Оборона... 1 97.9kb.
Публичный отчет о деятельности моу кассельская сош 2 737.71kb.
Рекомендации для ведения епархиальными отделами по религиозному образованию разъяснительной - страница №1/2



рекомендации

для ведения епархиальными отделами по религиозному образованию

разъяснительной работы среди родителей школьников по выбору

изучения «Основ православной культуры»
Преподавание «Основ православной культуры» в составе комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики» (далее «комплексный курс») предполагает свободный и добровольный выбор со стороны родителей школьника. На этой основе изначально строилась работа по введению преподавания религиозных культур народов России и нерелигиозной этики в рамках федерального эксперимента, инициированная встречей Патриарха Кирилла и лидеров других традиционных российских религиозных организаций с Президентом Российской Федерации Д.А. Медведевым 21 июля 2009 года. Тем не менее, первый этап эксперимента показал, что добровольность выбора родителями учебного предмета (модуля) не была обеспечена во всех регионах, городах, районах, школах. Недобросовестно полученные результаты дали основания для заявлений, что большинство российских семей избрало для изучения светскую этику. В то же время и ряд епархий в регионах-участниках эксперимента не провели необходимую разъяснительную и ориентирующую работу среди своих прихожан, не мотивировали их на активную гражданскую позицию по этому вопросу, противодействие нарушениям своих прав со стороны отдельных руководителей образования на местах.

В связи с указанными недостатками Святейший Патриарх Кирилл дал распоряжение подготовить методические указания для ведения епархиальными отделами по религиозному образованию разъяснительной работы среди родителей школьников в целях информирования и обеспечения свободы выбора родителями «Основ православной культуры».

Включение преподавания православной культуры и других религиозных культур по выбору семьи ребенка в основную, обязательную часть школьной программы [1] поднимает на новый качественный уровень взаимодействие Церкви и светской школы, Церкви и родительского сообщества. От православного народа это требует проявления активной гражданской позиции «заказчика» содержания общего образования и партнера государства и школы в преподавании православной культуры, школьном образовании и воспитании в целом. Мы должны отказаться от позиции пассивного «потребителя» образовательных услуг, к которой многие привыкли в советское время, от взгляда на светскую (государственную и муниципальную) школу как учреждение, далекое от религии и Церкви или даже чуждое верующим людям. От епархий эта новая ситуация также требует развития взаимодействия с государственными и муниципальными органами власти, образовательными учреждениями, педагогическим и родительским сообществом в регионах. Епархиальные отделы религиозного образования при поддержке местных православных специалистов и педагогов должны профессионально участвовать в организации и обеспечении качественного изучения православной культуры в школах, в подготовке и допуске к преподаванию учителей, выразивших желание преподавать детям основы православной культуры.

Отдельной важной позицией в этой деятельности является взаимодействие Церкви с родительским сообществом — как собственно в школах, так и на других «площадках», в том числе церковных приходах. На предлагаемые ниже материалы [2] целесообразно опираться в беседах с родителями школьников, использовать их для подготовки выступлений в школах или других публичных аудиториях представителей епархии, священнослужителей Русской Православной Церкви в регионе.


1. Чем вызвано появление изучения ОПК и в целом религиозных культур в современной российской общеобразовательной школе.

Цели общего образования, задачи обучения и воспитания детей в общеобразовательной школе не исчерпываются только получением рациональных или научных знаний. Ученые-педагоги среди основных задач общеобразовательной школы выделяют:

- воспитание личности, приобщение её к народу, обществу, государству;

- освоение научных знаний, основ наук;

- начальная профессиональная ориентация, подготовка к выбору профессии или рода занятий в обществе.

Задачи воспитания детей в школе, в том числе приобщения к культуре своей семьи, народа, общества, являются, по сути, ведущими, основными в деятельности общеобразовательной школы в любом государстве, в том числе в России. Это, прежде всего, задача общего гражданского воспитания школьников, формирования российской гражданской и культурной идентичности, воспитания патриотов и граждан России. Это и задача духовно-нравственного воспитания, формирования у школьника по выбору его семьи, родителей (законных представителей) и его самого с определенного возраста устойчивой системы духовно-нравственных ценностей на основе целостных мировоззренческих и этических традиций, представленных в российском обществе.

Без согласованного решения этих воспитательных задач обучение ребенка в школе во многом обесценивается. Теряет свое значение и освоение им основ наук, и подготовка к выбору профессии. Выпускники школы, юноши или девушки без сформированного исторического сознания, национального самосознания, крепких моральных устоев не смогут найти себе достойного места в обществе, реализоваться как личности, создать в будущем счастливые семьи, быть настоящими гражданами, хозяевами нашей страны, своего будущего.

Школьное образование не может быть лишено устойчивой ценностной основы. При сохранении такого положения у школьников неизбежно вырабатывается легкомысленное и потребительское, утилитарное отношение к образованию, когда они учатся только ради аттестата или диплома, трудятся только ради денег, живут только ради удовольствий. Школа обязана не только осуществлять передачу научных знаний, но и уделять должное внимание формированию мировоззрения, позитивной ценностной ориентации обучающихся, приданию обучению, труду, жизни нравственного измерения. Преподавание Православной культуры, других религиозных культур в рамках комплексного курса, а в перспективе в рамках новой предметной области духовно-нравственного содержания (группы учебных предметов по выбору) в школьном учебном плане имеет целью формирование мировоззрения, установок и ценностей, обеспечивающих осознанный нравственный выбор.

Роль воспитания в общеобразовательной школе, необходимость его возрождения в российской школе на основе традиционных духовно-нравственных ценностей народов России признается сегодня в научном, педагогическом сообществе, государством и религиозными конфессиями. В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» отмечается, что: «Школа есть посредник, который передает новым поколениям нравственные ценности, накопленные прежними веками. В этом деле школа и Церковь призваны к сотрудничеству. Образование, особенно адресованное детям и подросткам, призвано не только передавать информацию. Возгревание в юных сердцах устремленности к истине, подлинного нравственного чувства, любви к ближним, к своему отечеству, его истории и культуре должно стать задачей школы не в меньшей, а может быть и в большей мере, чем преподавание знаний». В принятом новом федеральном государственном образовательном стандарте (ФГОС) общего образования, примерной основной образовательной программе для начальной школы в разделе 1.2., устанавливающем основные направления и ценностные основы духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся на ступени начального общего образования, указано: «Все направления духовно-нравственного развития и воспитания важны, дополняют друг друга и обеспечивают развитие личности на основе отечественных духовных, нравственных и культурных традиций» [3].

Предметная область знания о духовной культуре, в том числе традиционных религиях народов, проживающих в государстве, присутствует в школе практически всех стран мира, за редким исключением («общества эмигрантов», атеистические режимы и т.п.). Преподавание знаний о Православии, его систематическое изучение в общеобразовательной школе является неотъемлемой частью полноценного общего образования. Это также историческая и культурная традиция русской школы с момента её возникновения, насильственно прерванная только в эпоху насаждения безбожия и борьбы с Церковью после 1917 г. В Российской Федерации после отказа от монополии атеистической идеологии преподавание Православия и других религий народов России последовательно развивается в государственных и муниципальных школах. К настоящему времени различные курсы по истории и культуре религий в школах изучают около миллиона учащихся, в том числе курсы по истории и культуре Православия («Основы православной культуры», «Православная культура», «Основы Православия» и др.) около миллиона школьников. В отдельных регионах (Белгородская или Курская области, Чеченская и Ингушская республики) предметы по традиционным религиям изучает большинство школьников, в других меньшая часть, но данная практика востребована большинством российского общества.

Учитывая эти обстоятельства, Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев в 2009 году принял решение поддержать развивающееся преподавание религиозной культуры в российской школе путём включения такого преподавания в основную часть школьной программы, обязательную часть федерального Базисного учебного плана.

На встрече с лидерами российских конфессий 21 июля 2009 г. Президент сказал: «В большинстве субъектов Федерации имеется довольно значительный опыт взаимодействия местных властей и религиозных объединений, в том числе в сфере школьного образования. И преподавание основ традиционных религий для них уже далеко не новость, не какая-то экзотика, как это было в начале 90-х годов, а успешно осуществляемые программы. Это так. И это облегчает нашу совместную задачу».

Таким образом, появление изучения ОПК, других религиозных культур в обязательной части школьного учебного плана — это следствие успешно реализуемого во многих регионах взаимодействия местных властей и церковных организаций, уже ведущегося и расширяющегося преподавания религиозных культур (православия, ислама, иудаизма и др.) в российской школе. Это и следствие естественного процесса восстановления исторических и культурных основ школьного образования и воспитания в российской школе, а также широкого и устойчивого образовательного запроса со стороны религиозной части населения в современной России (не менее половины населения в стране). Таким образом, федеральный эксперимент по преподаванию основ религиозных культур, этики и религиоведения рассматривается руководством нашей страны в контексте развития и постановки на более высокий уровень той практики преподавания традиционных религий, взаимодействия в этом процессе органов власти, школы и религиозных организаций, которая уже сложилась в стране.

Всё указанное находит выражение в ответственной позиции демократического государства, воплощенной в позиции политического руководства России, выстраивающего государственную образовательную политику с учётом общественных потребностей и современных реалий.

Новая школа в России — это школа, построенная на устойчивом основании отечественных духовно-нравственных и педагогических традиций, приобщающая детей к духовной культуре и морали народов России, российского общества, строящая свою учебную и воспитательную работу в тесной связи с семьями учащихся, местным сообществом, в том числе традиционными религиозными организациями.
2. Место модуля (предмета) Основы православной культуры в рамках экспериментального «комплексного курса».

Комплексный курс «Основы религиозных культур и светской этики» включает шесть учебных предметов или модулей по выбору семьи ребенка:

четыре предмета или модуля по религиозным культурам:

- православного христианства,

- ислама,

- буддизма,

- иудаизма

и два предмета или модуля нерелигиозного содержания:

- по светской (гражданской) этике и

- религиоведению (сведения об основных традиционных религиозных культурах народов, подготовленные без участия религиозных организаций).

Состав учебных предметов и место ОПК определены в Поручении Президента РФ Д.А. Медведева Председателю Правительства РФ В.В. Путину по итогам его встречи с Патриархом Кириллом и лидерами других российских конфессий 21 июля 2009 года:

«Прошу обеспечить решение организационных и финансовых вопросов, касающихся введения в 2010 году в 18-ти субъектах Российской Федерации, а с 2012 года во всех субъектах Российской Федерации в общеобразовательных учреждениях новых предметов:

основы православной культуры,

основы исламской культуры,

основы буддийской культуры,

основы иудейской культуры,

основы мировых религиозных культур и основы светской этики

для изучения учащимися по их выбору или по выбору их родителей (законных представителей)» [4].

Такое решение позволяет учесть мировоззренческие и культурные особенности и соответствующие образовательные потребности подавляющего большинства российских семей. Отметим, что текст Поручения Президента не содержит категоричного ограничения преподавания «новых предметов» только двумя четвертями в 4 и 5 классах, одним или несколькими годами обучения. Также данное решение в настоящее время не исключает в будущем расширения перечня учебных предметов по религиозной культуре других традиций (протестантизма и др.).

Основные принципы преподавания религий в светской школе, реализованные в этом решении, были определены в Концепции преподавания «Православной культуры» в школе по выбору, которая была разработана группой церковных и светских специалистов и одобрена на совместной конференции Русской Православной Церкви и Министерства образования науки в Калуге, 21-22 декабря 2007 года [5]. Концепция основана на Предложениях по вопросу изучения религиозной культуры в светской школе, выработанных в 2006 г. Общественной палатой Российской Федерации по обращению Министра образования и науки А.А. Фурсенко (см. ниже).

Периодически ставится вопрос: а не опасно ли делить детей по религиозной принадлежности или преимущественному отношению к определенной религии или нерелигиозной группе общества? Не вносим ли мы разделения в школьные и детские коллективы и даже, может быть, даём почву для возбуждения неприязни и вражды по религиозному признаку? Религиозные или шире — мировоззренческие различия существуют в обществе независимо от того, говорим мы о них в школе или нет. Рано или поздно дети начинают их замечать и осмысливать. И они их замечают и осмысливают ещё до школы, в семье, в детских коллективах. Так пусть лучше они это делают также и в школе, в рамках организованного и контролируемого школой, семьей, государством учебно-воспитательного процесса, а не стихийно, под воздействием различных, в том числе деструктивных факторов, «на улице». Лучше всеми возможностями школьного образования, в тесном взаимодействии с семьёй ребенка участвовать в процессе его культурно-этнической, мировоззренческой, религиозной самоидентификации, чем отдавать этот процесс на откуп социальной стихии.

Из формулы «я люблю своё» не следует необходимое дополнение в виде формулы «и ненавижу всё чужое». Так что Основы православной культуры, как и учебные предметы по другим религиозным культурам — это ещё и средство от экстремизма, основанного на невежестве. Человек, действительно любящий и ценящий свою духовную культуру никогда не пойдет громить другую культуру и её носителей просто потому, что они «другие». А вот люди, искусственно оторванные или сами оторвавшиеся от своих культурных корней от традиционной морали, духовные «босяки», гораздо более способны на такие мысли и действия. Это подтверждает и наша отечественная история.

Противники раздельного преподавания традиционных религий в школе игнорируют современные реалии российского общества. Их возражения, на самом деле, коренятся в их внутренней убежденности о «вреде» религии как таковой, в стремлении вытеснить религии, религиозные культуры, религиозные организации, а значит и верующих на обочину общественной жизни. В нетерпимости к религии в целом или каким-то отдельным религиям. У многих с советских времен сохранилось предубеждение против религии, привычки видеть в религии причину невежества, конфликтов в обществе и т.п., внедренные в сознание многолетней коммунистической пропагандой. Хотя очевидно, что в истории России и многих других стран гораздо более актуально разрушительное воздействие атеистической идеологии и основанной на ней политики. Те действительные огромные человеческие и культурные утраты, которые понёс наш народ от атеистического режима в прошедшем веке, несопоставимы с существующими или надуманными противоречиями и проблемами в межрелигиозных отношениях.

Таким образом, Основы православной культуры — самостоятельный учебный предмет (в рамках эксперимента «модуль») имеющий свои особые образовательные и воспитательные задачи, в то же время тесно связанные с задачами других предметов (модулей) комплексного курса и с задачами обучения и воспитания ребенка в общеобразовательной школе в целом.

Преподавание учащимся знаний о Православии в рамках ОПК должно проводиться как бы «изнутри» этой религиозной традиции, её носителями, последователями. На религиозную жизнь определённой религиозной общины предлагается смотреть глазами самой этой общины, хранителей и носителей этой культуры. Только при таком образовательном подходе изучаемая религиозная традиция, культура предстает не только в роли объекта внешнего наблюдения и анализа (как, например, при изучении истории религий, «мировых религиозных культур»), но и в качестве ресурса развития личности учащегося, ребёнка.

Изучение основ религиозной культуры может многое предложить растущей личности не только со стороны пополнения знаний, но и со стороны развития личных дарований и способностей, формирования целостной картины мира, самостоятельной ориентации в духовных вопросах. Одновременно, и это со всей определенностью указывается и в документах по эксперименту, и в заявлениях участников от Русской Православной Церкви, в том числе Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, имеется и реализована тесная содержательная связь ОПК с другими предметами (модулями) комплексного курса. Содержание всех предметов по комплексному курсу должно работать на одну общую цель — воспитание ответственного, нравственного гражданина России. Оно не только не противоречит общепризнанным в нашем обществе нравственным ценностям и нормам, закрепленным в Конституции России и законе РФ «Об образовании», но и оказывает положительное воздействие на их формирование у детей. Это воспитание российской гражданственности, патриотизма, любви к семье, природе, Родине, уважения к правам и законных интересам сограждан, других людей вне зависимости от их социального положения, этнической, религиозной и иной принадлежности и др.

Говоря о месте ОПК в отношении остальных трёх предметов по религиозным культурам (ислама, буддизма, иудаизма), можно констатировать определенное единство подходов и целей в их преподавании с учётом образовательных потребностей и культурных особенностей соответствующих групп населения, религиозных и национальных общин.

Что касается содержания образования, прежде всего экспериментальных учебных пособий, по предметам (модулям) нерелигиозного духовно-нравственного содержания, то здесь ситуация сложнее.

Религиоведческий учебник предполагает ознакомление учащихся с историей основных религиозных течений в нашей стране и в мире (хотя изначально в выступлении Президента сказано о предмете по «истории традиционных крупнейших конфессий нашей страны»). Каждая религия описывается по её внешним признакам, видимым выражениям в личной и общественной жизни людей. В учебнике достаточно корректное изложение материала, отстраненный стиль. Ракурс рассмотрения религий даже не исторический, а обзорно-тематический. Такой подход был бы интересен для студентов философов, религиоведов, культурологов, но для десятилетнего ребенка избыточная информация о далеких религиозных мирах может быть излишней. К тому же учащийся начальной школы не может усваивать в день более двух-трех новых терминов. Здесь же наблюдается значительная информационная перегрузка.

У данного модуля в наименьшей степени выражено воспитывающее начало, что в целом является главной задачей введения новой предметной области по духовно-нравственной культуре. Предметом преподавания является не содержание верований, а само их существование, о чём рассказывается учащимся. Предполагается такая подача материала, которая не должна включать, в идеале, оценочных суждений, активизации эмоциональной сферы ученика. Предмет называется чисто информативным, но фактически он вырабатывает отношение школьников к религии на основе нерелигиозных мировоззренческих подходов, тем самым способствует формированию атеистических убеждений и в этом отношении устраивает нерелигиозную часть общества.

Учеными и педагогами религиоведение рекомендуется для изучения по индивидуальному выбору в старшей школе. Появление религиоведческого предмета (модуля) в составе комплексного курса является инициативой федерального Министерства образования и науки. В указанной выше церковной Концепции отдельного религиоведческого предмета не предусматривалось. Разделы, темы по истории религий предполагалось включить в состав учебного предмета по этике и философии, но в 10-11 классах. Появление данного предмета (модуля) в рамках комплексного курса, не обусловленное педагогической целесообразностью, можно расценивать как расширение альтернативы изучению религиозных культур для нерелигиозной части общества и, тем самым, сокращение числа детей, изучающих религиозные культуры.

Предмет (модуль) по «светской этике» имеет воспитывающее начало. Он предполагает ознакомление учащихся с нравственными ценностями, моральными установками, не обусловленными религией, религиозными традициями. Но учебное пособие по этому модулю также является весьма сложным с точки зрения содержания, а кроме того предполагает наибольшие воспитательные риски. Если религиозные этические системы и даже атеистическая этика советской эпохи имели своим основанием устойчивые, нравственные ценности, утверждали определённый моральный идеал человека, то нерелигиозная этика вариативна. Это таит опасность произвольного истолкования этических ценностей, воспитания нравственного релятивизма, убеждения в относительности всех норм морали на том основании, что все люди не следуют одной системе морали, что существует много этических систем. Такое суждение некорректно. Из того, что есть много видов молочной продукции с разными пищевыми добавками, заменителями, красителями, консервантами не следует, что в природе не существует цельного, натурального молока. Однако дети, не имеющие значительного жизненного и нравственного опыта, легко могут сделать ложный вывод о том, что нет, и даже не может быть никаких абсолютных нравственных истин, определённых понятий о добре и зле, чётких ориентиров в том, что «хорошо» и что «плохо».

Большинство специалистов также указывали на неточное название данного модуля — «светская этика», не имеющее научных и философских оснований, поскольку нет никакой единой, целостной светской в смысле нерелигиозной этики, системы морали. За рамками религий в философии, нерелигиозной этике существуют множество концепций морали, представлений, учений о морали, которые противоречат не только религиозным учениям, но и друг другу.

Соответственно в церковной Концепции альтернативный предмет для нерелигиозной части общества называется просто «Этика» или «Этика и философия». Примерно так, как он называется в светской школе многих других государств и предусматривает ознакомление учащихся с историей этики, разными учениями о морали, их выдающимися представителями. Можно было бы назвать этот предмет «гражданская этика», учитывая традиционное в других странах и у нас до революции понимание «светского» как «гражданского», а не «антирелигиозного» или «нерелигиозного». Это позволило бы более точно определить содержательную основу данного предмета. А именно — те самые общепризнанные в нашем обществе нравственные ценности, социальные нормы, которые, как указано выше, представлены в российской Конституции (главным образом в главе 2 Конституции «Права и свободы человека и гражданина»).


3. Свобода выбора изучения ребёнком в школе православной культуры, других религиозных культур, нерелигиозной этики.

Современное российское общество является полимировоззренческим, многокультурным, многоконфессиональным. Есть национальное и религиозное большинство — русский народ, православный народ. Есть и другие коренные народы России со своими религиозными традициями, культурами, ещё и множество национальных и религиозных общин. Современное российское законодательство гарантирует гражданам России равные права вне зависимости от их этнического происхождения, отношения к религии, религиозной принадлежности. Поэтому в массовой, общедоступной светской (государственной и муниципальной) школе углубленное и систематическое изучение Православия не может быть обязательным для всех учащихся. Точно также не может быть обязательным для всех изучение ислама, буддизма, иудаизма, других религий, равно нерелигиозных мировоззрений типа коммунизма, «светского гуманизма», а также философского религиоведения, основанного на нерелигиозных мировоззренческих подходах, критике религии.

В 2006 году по обращению Министра образования и науки РФ А.А. Фурсенко Общественная палата Российской Федерация рассмотрела вопрос о преподавании религиозной культуры в российской школе и подготовила по этому вопросу предложения, в которых, в частности, было указано:

«1. В Российской Федерации проживают представители многих национальностей, религий и мировоззренческих групп. Все они имеют равные права на реализацию своих образовательных потребностей в государственной и муниципальной системе образования. Демократический характер российского государства предполагает возможность удовлетворения специфических образовательных запросов и интересов представителей разных мировоззренческих групп в российском обществе. При этом добровольность, возможность выбора и многообразие должны быть основными принципами при изучении в государственной школе той или иной религиозной культуры.

… 3. Преподавание в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях учебных предметов и курсов по истории и культуре конкретных религий (православного христианства, ислама, буддизма, иудаизма и др. традиционных конфессий) должно осуществляться на основе добровольности их выбора… Целесообразно предусмотреть, чтобы для тех, кто отказался от изучения курсов религиозной культуры, в это же учебное время было организовано изучение философско-этических, философско-культурологических учебных курсов (этика, история этики, философская культура и этика и т. п.), формирующих нравственную культуру человека на основе нерелигиозных мировоззренческих подходов» [6].

Важно иметь в виду, что определённые знания о религии, в том числе по истории и культуре православия, ислама, буддизма, иудаизма и других религий дети уже получают в школе на уроках истории, обществознания, литературы, мировой художественной культуры, они включены в соответствующие учебные стандарты, программы. Введение систематического изучения религиозных культур по выбору развивает эту сторону образовательной подготовки школьников и одновременно более чётко выявляет проблему обеспечения свободы мировоззренческого выбора в школе. Не только в рамках комплексного курса, но и на всех других уроках должны соблюдаться свобода совести и вероисповедания, свобода мировоззренческого выбора. Дети не могут принуждаться к усвоению тех или иных мировоззренческих взглядов, позиций, без согласия их родителей, семьи. По всем мировоззренческим вопросам, не имеющим единого общепризнанного ответа, строгого научного объяснения, таким как происхождение и смысл жизни человека, смысл истории и т. п., которые в философии называют «смысложизненными», в светской (гражданской, государственно-общественной) школе должна даваться вариативная информация, без монополии какой-либо одной идеологии или религии.

Основания такого подхода закреплены в ст. 13 Конституции РФ, которая признает идеологическое многообразие в российском обществе, не допускает установления государственной или обязательной идеологии в стране.

Соответственно в Предложениях Общественной палаты указано: «Реализуя установленные в законодательстве нормы: учитывать в содержании образования разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений — при разработке требований к образовательным стандартам и программам, а также требований к выпускникам учитывать, что научные истины носят объективный характер, наряду с ними существуют мировоззренческие представления, включая религиозные, которые должны преподаваться на вариативной основе».

Может возникнуть и такой вопрос: а зачем вообще все эти новые предметы, не только религиозные, но и нерелигиозные? Мол, обходились без них, и дальше можно было бы их не вводить. И как быть, если родители, семья, не хотят, чтобы их ребёнок изучал любой из этих предметов? Получается, что всё равно изучение если не религиозных культур, так этики или религиоведения оказывается обязательным?

Да, эти учебные предметы (модули) в рамках комплексного курса, а в перспективе и в рамках новой предметной области в школьном учебном плане вводятся на элективной основе. Элективный предмет это предмет по выбору, но по выбору из определенного перечня предметов. То есть родители обязаны выбрать какой-либо один из предметов, не могут отказаться от изучения всех.

Такое решение Министерства образования и науки связано с наличием убеждения у подавляющего большинства граждан, семей в нашем обществе, что какое-либо духовно-нравственное образование и воспитание в школе, так или иначе, необходимо. Что без этого компонента общее образование не может достигать своей цели. Отметим, что и в указанных рекомендациях Общественной палаты РФ этот момент также был отмечен: «2. Духовно-нравственный компонент общего среднего образования необходим для развития личности, воспитания нравственности, правосознания, ответственного и безопасного поведения школьников». Данное положение обсуждалось, и было принято представителями нашего гражданского общества, которые придерживаются разных мировоззрений, религиозных и нерелигиозных, выражают разное отношение к религии, в том числе атеистами.

Таким образом, введение «комплексного курса» и в перспективе новой предметной области духовно-нравственного содержания вводит в состав обязательной части школьной программы, учебного плана духовно-нравственный воспитательный компонент. В этом части российская школа восстанавливает обязательную часть общеобразовательной подготовки детей — приобщение к духовно-нравственным ценностям нашего общества. Но никакого обязательного изучения ОПК нет, и не может быть. Выбор системы духовно-нравственных ценностей, к которой приобщается ребенок в школе — за семьей, родителями несовершеннолетнего школьника и его самого по достижении им определенного возраста (в мировой практике от 14 до 18 лет, в нашей школе целесообразно со старшей школы, т. е. с 10 класса или 15-16 лет).

Родителям необходимо обдуманно сделать выбор того или иного предмета (модуля). Причем при этом выборе целесообразно руководствоваться исключительно своими внутренними убеждениями и потребностями, а не возможностями школы, рекомендациями или «советами» учителей, директора, или ещё чем-либо. Необходимо помнить, что право на религиозное образование является неотъемлемым правом каждого человека и подтверждается международным и российским законодательством. И в рамках эксперимента должны быть отработаны механизмы обеспечения этого права в российской светской школе. Так что если свободный выбор предмета (модуля) не обеспечен школой, органами управления образованием, то это означает фактически срыв апробации в данном конкретном месте. При этом родители не должны и сами с себя снимать ответственность за выбор, перекладывать его на других.
4. Правовые основы изучения религиозных культур, религиозного образования и воспитания учащихся на основе религиозных духовно-нравственных традиций в светской школе.

В Российской Федерации по Конституции установлен светский характер государства. Согласно соответствующей статье Конституции (ст. 14) это означает, никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Конституция России, таким образом, запрещает установление какой-либо одно религии в качестве государственной или обязательной для всех граждан, населения России, а также закрепляет принцип отделения религиозных объединений от государства, органов власти и правовое, юридическое равенство религиозных объединений — «перед законом». Важно подчеркнуть, что от государства отделены не религии, верующие, а религиозные объединения как юридические, правовые субъекты. Органы власти и религиозные объединения действуют самостоятельно, независимо друг от друга. Это и есть принцип светскости — самостоятельности мирской, общественной, государственной власти и соответствующих учреждений от духовной, церковной власти и церковных учреждений.

При этом никакого отделения от государства религии или отделения религиозных объединений от школы в Конституции России нет.

В нашей стране система общего образования, общеобразовательные учреждения в большинстве — муниципальные, учреждены муниципальными органами власти, не относящимися к системе государственных органов и учреждений (ст. 12 Конституции РФ). Государственными общеобразовательные школы являются только в Москве и Санкт-Петербурге в связи с особенностями административного устройства этих субъектов Федерации. Светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, закрепленный в Законе «Об образовании» в качестве одного из принципов государственной политики в области образования (ст. 2), подобно принципу светского характера государства, устанавливает самостоятельность, независимость функционирования государственных и муниципальных детских садов, школ, вузов и др. от религиозных объединений. Однако светский характер образования никоим образом не запрещает и не препятствует организации в государственных и муниципальных образовательных учреждениях религиозного образования и воспитания учащихся в них детей, молодежи, образования и воспитания на основе религиозных духовно-нравственных ценностей.

В частности, не существует никаких законных, юридических препятствий для изучения в светских школах и православной культуры, учения и традиций Русской Православной Церкви так, как они понимаются и сохраняются в Церкви, а не так, как их представляют себе религиоведы, философы или кто угодно ещё. В противном случае, это нарушало бы указанные статьи 13 и 14 Конституции, запрещающие монопольное положение какой-то одной религии или идеологии в обществе и соответственно в светской — государственной или муниципальной школе. В школе не церковной по организационной, правовой принадлежности, учрежденной органом государственной власти или органом местного самоуправления, а не какой-то организацией Русской Православной Церкви или другой религиозной организации. Иначе получалось бы, что секулярный взгляд на религию, атеизм приобретает монопольное положение в светской школе, в которой обучаются, даже обязаны учиться все дети — и атеистов и верующих.

Таким образом, заблуждением является мнение, которое иногда выражают даже отдельные наши священнослужители, что светский характер российского государства, якобы, препятствует преподаванию Православия в светской общеобразовательной школе с позиций его понимания в Церкви. Никаких подобных запретов или ограничений не существует. Современная российская государственная и муниципальная — светская общеобразовательная школа не является атеистической или безрелигиозной школой, где запрещено говорить о Православии так, как это принято в Церкви, среди православных. Иное означало бы фактически атеистическую цензуру на представление знаний о религии и Церкви в российской школе. Претензии на такую цензуру периодически выражают последователи атеизма, «светского гуманизма» и иных нерелигиозных идеологий, в том числе отдельные работники и руководители образования, но они не имеют правовых оснований и потому должны решительно отвергаться.

Другое дело, что разговор на уроке в светской школе о Православии как о «нашей» вере и традиции не может распространяться на всех несовершеннолетних учащихся без согласия их законных представителей — родителей, семьи ребенка. Но если такое согласие в той или иной фиксированной форме получено (в рамках эксперимента выбор модуля ОПК, в иных случаях индивидуальные или коллективные письменные заявления родителей), то учитель по ОПК имеет полное право, рассказывая о Православии, обращаться к учащимся с позиции: это наша вера, культура, наши ценности, традиции. С этих же позиций в отношении своей религии, религиозной культуры в российских светских школах рассказывают о своей традиционной религии преподаватели учебных предметов по исламу, иудаизму и другим религиям в соответствующих учебных группах, классах или школах, в образовательную программу и учебный план которых включены такие предметы. Например, в национальных, этнокультурных или этноконфессиональных государственных и муниципальных общеобразовательных школах, где проводится углубленное изучение истории и культуры традиционной религии народа.

Международное законодательство о правах человека, признанное Российской Федерацией также гарантирует право получения общего образования в соответствии с ценностями и традициями семьи ребенка. Например, в протоколе № 1 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод установлено: «Никому не может быть отказано в праве на образование. Государство при осуществлении любых функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей обеспечивать, чтобы такое образование и обучение соответствовали их религиозным и философским убеждениям» (статья 2 «Право на образование»). Наша страна ратифицировала эту конвенцию и Протокол № 1, так что данная норма является частью законодательства Российской Федерации.

Также международным гуманитарным законодательством гарантируется право каждого народа на свободное культурное развитие, что предполагает и наличие национальной школы как института, обеспечивающего интеграцию новых поколений народа в свою национальную культуру. Православие в единстве его вероучения, традиций, системы нравственных ценностей, культуры является неотъемлемой частью, а точнее даже духовным основанием русской культуры, культуры и самосознания русского народа, а также ряда других народов России, национальных общин для которых православное христианство является традиционной религией. Российскую общеобразовательную школу в целом составляют основной массив школ с русским языком обучения, а также школы с обучением на других языках народов России: башкирская, татарская, калмыцкая, якутская и другие национальные школы. Наиболее массовая школа с русским языком обучения — фактически русская национальная школа. Православие является неотъемлемой частью истории и культуры русского народа, духовно-нравственным ядром русской культуры и поэтому никакое полноценное познание русской культуры и приобщение к ней невозможно без получения систематических знаний о Православии, истории и культуре Русской Православной Церкви. В этом смысле изучение Православия в определенном объеме в русской школе (с русским языком обучения) должно быть обязательным. Но в настоящее время не идёт речи о том, чтобы это изучение проводилось в форме отдельного обязательного для всех школьников учебного предмета, тем более преподающегося по всем годам обучения. Сейчас даже для русских школ (с русским языком обучения) стоит задача обеспечить возможность изучения православной культуры исключительно на добровольной основе, по выбору семьи школьника. Одновременно, конечно, необходимо совершенствовать содержание образования по основным гуманитарным предметам, прежде всего по русскому языку, литературе, истории России, чтобы оно содержало достаточно полные и достоверные знания о Православии.

Особо следует оговорить возможность преподавания в светской школе конфессиональных учебных предметов служителями религиозного культа (священником, муллой, раввином и т. д.).

Выступая на указанной выше встрече с лидерами российских конфессий 21 июля 2009 года, Д.А. Медведев сказал, что преподавать учебные предметы по основам религиозных культур будут «светские учителя». Малограмотные комментаторы, религиоведы-атеисты, люди, выражающие нетерпимость к Церкви тут же стали говорить, что это должны быть неверующие, в смысле нерелигиозные учителя, фактически атеисты. Но такая трактовка слов Президента ставила бы его самого в неудобное положение. Президент, как гарант Конституции, не может ставить под сомнение базовый конституционный принцип равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от его отношения к религии, принцип запрета любой дискриминации, в том числе в сфере образования, педагогической деятельности по этому признаку (ст. 19 Конституции). Следует уточнить, что в рамках данного экспериментального проекта для подготовки к преподаванию учебных дисциплин по религиозным культурам привлекаются, прежде всего, действующие учителя школ, желающие преподавать тот или иной предмет, а не служители религиозного культа. Но эти учителя не могут, не должны отбираться по признаку атеистических убеждений или равнодушия к религии, что было бы прямым нарушением конституционных прав и свобод граждан в сфере образования. Обо всех подобных случаях «запрета на профессию», фактически атеистической цензуры, превышения должностными лицами своих полномочий родителям следует немедленно сообщать в епархию. Епархиальные отделы должны информировать об этом Синодальный отдел религиозного образования и катехизации. Должны вноситься соответствующие протесты, делаться заявления в координационных советах или рабочих группах в регионах, а Синодальный отдел будет заявлять об этих нарушениях на Межведомственном координационном совете по проведению апробации комплексного курса (МКС).

Очевидно, что ОПК должны преподавать учителя, являющиеся православными христианами по своему вероисповеданию, ислам — мусульманами, буддизм — буддистами, иудаизм — иудаистами. А нерелигиозные курсы по этике и религиоведению — нерелигиозные учителя. Иное положение было бы просто абсурдным, как и положение, когда один учитель должен или вынужден преподавать несколько учебных предметов (модулей) одновременно. Особенно неприемлемо такое «смешение» в отношении учителей по основам религиозных культур.


следующая страница >>