Доктор исторических наук, заведующий кафедрой всеобщей истории - rita.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Анализ ликвидности баланса предприятия 1 64.72kb.
Кафедра психиатрии, наркологии и медицинской психологии 1 20.37kb.
Панкрухин александр Павлович, доктор экономических наук, профессор 1 11.25kb.
Рабочая программа по истории составлена на основе программы, разработанной... 6 440.13kb.
Родителям школы о задачах, стоящих перед ними 1 31.87kb.
Рабочая программа по «всеобщей истории и истории россии с древности... 3 627.88kb.
Доктор педагогических наук Т. Я. Шпикалова, кандидат педагогических... 3 1011.72kb.
Трайтак Д. И., доктор педагогических наук, академик манпо, профессор... 7 979.31kb.
О. С. Брюховецкий (рггру), заведующий кафедрой, председатель диссертационного... 1 87.65kb.
Физическая культура Методика самостоятельных занятий 6 949.24kb.
Заведующий кафедрой В. А. Смирнов 1 13.24kb.
Анекдоты про беломор 1 49.69kb.
Публичный отчет о деятельности моу кассельская сош 2 737.71kb.
Доктор исторических наук, заведующий кафедрой всеобщей истории - страница №1/1

В.Н.Земцов,

доктор исторических наук,

заведующий кафедрой всеобщей истории

Уральского государственного педагогического университета, г.Екатеринбург


СОЖЖЕНИЕ МОСКВЫ В 1812 ГОДУ: ПОДВИГ ИЛИ ТРАГЕДИЯ?
Пожар Москвы в 1812 г. относится к «вечным» темам русской истории. В массовом сознании, а нередко, и в исторической литературе, это событие предстает как великая жертва, принесенная народом на алтарь Отечества, как символ непреклонной решимости россиян до конца бороться с иноземными захватчиками. Всплески такой экзальтированной интерпретации московского пожара, как правило, приходятся на эпохи очередных драматических испытаний нашего Отечества – периода Крымской войны, Первой мировой и Великой Отечественной войн. В периоды же «межвоенного» времени обычно разгораются ожесточенные споры, в ходе которых «конкурируют» многочисленные, а нередко, и прямо противоположные версии. Что касается зарубежной литературы, то в ней споров о причинах московского пожара практически не существует. Французские, а за ними немецкие и англо-американские, исследователи всю ответственность возлагают исключительно на российские власти, которые, движимые «варварскими» понятиями о патриотизме, сознательно обрекли столицу на уничтожение. При этом однозначность зарубежной версии с готовностью принимается сторонниками русской крайней «патриотической» традиции, которые, правда, в этом случае предпочитают умалчивать о «виновности» в организации пожара правительственных кругов и абстрактно говорят о «народной жертве».

Как же на сегодняшний день выглядит «происхождение» московского пожара? Кто может приписать себе честь (или сомнительную честь) этого исторического акта? Прежде всего, сегодня достаточно точно установлена роль в организации пожара главнокомандующего Москвы Ф.В. Ростопчина и главнокомандующего соединенными русскими армиями М.И. Кутузова. Правда, если Ростопчин надеялся на полное сожжение столицы еще до вступления в нее неприятеля, то Кутузов санкционировал только уничтожение важных складов и военных объектов при вхождении армии Наполеона в город (см., к примеру, работы А.Г. Тартаковского). В связи с вопросом о роли в поджоге столицы Ростопчина и кутузова не может не волновать сюжет о влиянии на это событие Александра I. По-видимому, позиция императора изначально была определяющей, но, в своейственной Александру манере, ее воздействие на Ростопчина и Кутузова было косвенным и достаточно завуалированным.

Второй причиной московского пожара следует признать неготовность французского командования и, прежде всего, Наполеона к тому, что русские могут сжечь столицу. Вопреки всему опыту предшествующих месяцев, когда русская армия при отступлении систематически поджигала города и селения, Наполеон был уверен, что этого она не сделает в отношении столицы, тем более после Бородинского сражения, которое, казалось, уже в принципе решило вопрос о мире. Наполеон не только не принял мер предосторожности и не ввел в пустынный город такое количество войск, которого было бы достаточно для установления над ним контроля, но при первых пожарах возложил всю вину на французские части.

В-третьих, сказалось воздействие множества вполне объективных обстоятельств, а именно, того что Москва была полудеревянной, что город был лишен администрации и полиции, был предоставлен в полное распоряжение мародерам (как русским, так и неприятельским), что пожарам неожиданно оказал неоценимую помощь силнейший ветер, часто менявший направления и делавший все попытки остановить огонь тщетными.

Вообщем, сегодняшний исследователь воочию сталкивается с невозможностью выявить какого-либо определенного, а тем более главного, виновника сожжения Москвы. Более того, вновь и вновь не может не возникать вопрос о последствиях пожара как для русских, так и для французов. Для русских (современников и участников событий, но отнюдь не для последующих поколений, которые смотрели на эпопею 1812 г. издалека) московский пожар стал подлинной трагедией. Был уничтожен величайший российский город. Из 9151 домов было стерто с лица земли 6496! Среди прочих был сожжен университет с пансионом, погибли крупнейшие книжные, архивные и художественные собрания. Имущественные убытки для казны и населения исчислялись сотнями миллионов рублей. Десятки тысяч простых обывателей лишились всего имущества, а нередко потеряли своих родных и близких. В московском пожаре погибло около 10 тыс. русских раненых, которых не смогли (а то и не посчитали нужным) вывезти из Москвы (конкретная цифра раненых, погибших в Москве до сих пор является предметом ожесточенной полемики; Н.А.Троицкий доводит эту цифру до 22,5 тыс., что маловероятно). В документах запечатлились случаи, когда раненые, пролившие кровь на Бородинском поле, были вынуждены сбиваться в банды и жестоко грабить и убивать не только французов, но и оставшихся в городе местных жителей. (Любопытно, что для осуществления поджогов Ростопчин выпустил на свободу огромное количество уголовников, многие из которых, выполнив задуманное губернатором и начать безудержно грабить в полусожженной Москве, были при вхождении русских войск вновь арестованы.

Поэтому не случайно, что Ростопчин долгое время не решался признать за собой роль главного «виновника» пожара, а в 1823 г. попытался категорически отказаться от этой сомнительной чести. Не случайно также, что Кутузов и его апологеты предпочли вообще не упоминать о роли «светлейшего» в московском погроме. Наконец, хитроумный и двуличный Александр I не случайно с готовностью сразу начал обвинять французов, хотя, как никто другой, представлял истинное положение дел и чувствовал свою немалую в том пожаре и страданиях подданных вину.



Была ли столь тяжелая жертва (если расценивать это событие все же как жертву) оправданна конечным исходом войны 1812 г.? Существуют современные авторы (среди них и О.В. Соколов), которые расценивают московский пожар как главную причину поражения Великой армии. Наши, пока еще скромные, изыскания в этом вопросе позволяют серьезно усомниться в правоте столь категорических заявлений. Продовольствия и боеприпасов в Москве после пожара оставалось в избытке. Сожжение большей части Москвы никак не могло повлиять на военные планы Наполеона, так как зимовка в этом городе никогда всерьез им не рассматривалась. Вообще, пожар Москвы мог наоборот способствовать победе французов, которые увидев готовность русских к дальнейшему сопротивлению и отказу последних от переговоров о мире, могли покинуть русскую столицу как можно скорее, спасти свою армию и продолжить военные действия весной 1813 г.

В целом, как любое грандиозное историческое событие, пожар Москвы еще надолго останется великой загадкой русской и мировой истории, вызывая самые неожиданные мысли и суждения историков, будоража историческую память многих народов и вызывая неподдающиеся рациональному объяснению движения человеческой души.